Дискуссионный клуб Алтайского отделения ПВО: Добро и Зло в современном мире

Новости Частное мнение

Формирование идеологии, поддерживающей патриотизм, и традиционные ценности — одно из центральных направлений Программы Партии Великое Отечество. Устойчивое общество достигается одинаковыми ценностными ориентирами «что такое хорошо и что такое плохо». Этим же обеспечивается связь поколений, «Крошка  сын к отцу пришел …», выстраивая общий нравственный фундамент основополагающих концепций Добра и Зла. С некоторого времени, эта связь поколений разрушалась диаметрально противоположным курсом, взятым нашей страной в 90-е по отношению к своему прошлому. Старшее поколение не понимало, Что они могут передать своим детям, если их ценности были признаны ложными.  В современном обществе, проблема формирования общинных понятий Добра и Зла стоит также остро. Этой обширной, концептуальной теме и посвящена статья нашего партийного товарища из Алтайского отделения ПВО, доцента Алтайского государственного технического университета, кандидата технических наук Андрея Андреевича Соболева. Предлагаем вашему вниманию основные положения выступления, подготовленные пресс-службой Алтайского отделения партии.

risunok1

Добро и Зло в современном мире

Несмотря на то, что понятия Добро и Зло известны нам с детства, эти представления становятся предметом острых дискуссий даже среди людей умудренных опытом. Наверное, это объясняется пережитым в 90-х годах «культурным» шоком, когда буквально в одночасье была уничтожена прежняя (традиционная, советская) система нравственных ориентиров – белое стало чёрным, а чёрное белым. Что же такое Добро и Зло? Всё ли, что кажется нам хорошим  и приятным, является олицетворением Добра, или оно может и должно быть «с кулаками»? Человеку нужно приобрести твердый навык различать Добро и Зло, ведь нет такого зла, которое бы не одевалось в добродетель. Подведем итог. Добро есть категория сознания, характеризующая положительные нравственные ценности. Означая намеренное, бескорыстное и искреннее стремление к осуществлению блага, полезного деяния в отношении людей и природы. В житейском смысле этот термин относится ко всему, что вызывает у людей положительную оценку, либо ассоциируется со счастьем, радостью, любовью тех или иных людей, т.е. становится близким релевантному понятию «хорошо». Зло — полная противоположность добру.

Многими общественными деятелями либерального толка проводится линия неповторимости и свободы самовыражения каждой личности. Например, внедряется такое мнение, что, якобы, нельзя вообще говорить об идеале человека, так как этим ущемляется уникальность каждой личности. Нет людей хороших и плохих, все «хороши по-своему». Нет недостатков — есть разнообразные проявления индивидуальности. Но показательно, что в реальной жизни все без исключения очень избирательно относятся к людям. Ни один апологет «уникальности каждой личности» не возьмет себе в друзья или партнеры человека откровенно нечестного, эгоистичного, жестокого, способного предать в любую минуту. В теории «все люди по-своему хороши». На практике же эти теоретики, как и все остальные, стремятся избегать плохих людей. Поэтому надо четко признавать — у подавляющего большинства есть в душе идеал человека, и этот идеал в целом один и тот же, с не очень существенными отличиями.

Ситуация затрудняется проявлением индивидуальных особенностей личности: особенностями нервных процессов, психотипом, темпераментом, воспитанием, умственными способностями, настроением, физическим состоянием. Отсюда становится понятно, что злой человек может выглядеть приветливым и добрым (это свойство отражено в поговорке «не всё то золото, что блестит»), и добрый человек может быть внешне хмурым и говорить нелицеприятные вещи. Внешний вид может быть обманчив. Указанные «второстепенные» факторы затуманивают и осложняют оценку по шкале Добро-Зло. Мерилом может служить вектор цели, намерения человека, искреннее стремление к добру.

horosho_ploho

Определение Добра и Зла

 Общее определение понятий Добра и Зла можно сформулировать следующим образом: все, что объединяет это Добро, что разъединят – Зло. Это характерно для живой и неживой природы. Объединение-разъединение это необходимое, но не достаточное условие. Первое достаточное условие — целеполагание по отношению к целому, второе —  фактор времени. На оцениваемое событие (поступок, явление) надо смотреть в длительной перспективе (прошлое-настоящее-будущее).

Поясню, как это работает, на примере. Фашистская Германия 30-40-х годов прошлого века характеризуется максимальным единением и сплочением. Казалось бы, согласно нашему определению — это Добро. Но… цель сплочения – разрушение (разъединение и уничтожение множества народов, материальных объектов, памятников культуры). Значит, все таки, Зло. Дальнейшая судьба Германии известна. Она была разделена на Западную (ФРГ) и Восточную (ГДР), а инициаторы уничтожены. Таким образом, объединение 1930-х годов привело к разрушению и разъединению. Еще один пример из мира биологии: раковая клетка начинает делиться. Казалось бы хорошо с точки зрения объединения. Однако, с точки зрения целеполагания, это деление в перспективе приводит к гибели всего живого организма и его разрушению.

Добро и Красота

Духовность имеет своё материальное выражение. Красота – физическое выражение Добра. Напротив, Зло физически неприглядно. Человек добрый физически более красив, даже не смотря на плохие природные данные. В народе давно заметили: «Лицо – зеркало души»! Физически Зло как признак разрушения проявляется в виде грязи, гнили, плесени, которая к тому же имеет неприятный запах. Можно сказать, что Зло ощущается органами обоняния. Больной человек плохо выглядит, поскольку болезнь, его одолевающая, Зло.

risunok2

 

Пожалуй, еще более удивительно, что национальные представления о красоте воплощаются и в изделиях, достигших максимума функциональной эффективности. Думаю, большинству читателей кажутся очень красивыми автомат Калашникова, советская каска или танк Т-34. Особенно острым это чувство становится, когда видишь рядом группы военных двух армий – одних с Калашниковыми, других с американской винтовкой М-16. Но об этом в 1964 г. писал и Леруа-Гуран: «Поразительно видеть, до какой степени американские и русские ракеты и спутники, несмотря на очень узкие функциональные требования, носят на себе отпечаток создавших их культур».

Крылатая фраза Федора Михайловича  Достоевского — «Красота спасёт мир» — известна всем. Но как её правильно понимать? Неужели наличие красивых картин, скульптур, величественных архитектурных зданий, красивых женщин может спасти мир. Второй вопрос: спасти от чего? Наверно Достоевский имел в виду спасение в глобальном смысле, спасение человечества от духовной, и, как следствие, физической деградации человечества.

Тогда что такое красота? Гармония – это выражение правила «золотой середины». Гармония, симметрия — это всё признак порядка. В физическом плане есть два состояния материи – хаос и порядок. И если красота следствие порядка, то, соответственно, безобразие есть выражение хаоса — свободы. Свобода 1990-х годов в идеологии (демократия), экономике (рынок) и эстетике (авангард), и их взаимосвязь, талантливо и с иронией показаны в «Учебнике рисования» Максима Кантора.

В философии гармония –  категория, отражающая закономерный характер развития действительности, внутреннюю и внешнюю согласованность, цельность и соразмерность содержания и формы. В эстетике гармония – одна из форм прекрасного, понятие, означающее упорядоченность многообразия, целостность, обладающая согласованностью частей и уравновешенностью их напряженности. Отсюда следует логический вывод «от противного»: любая асимметрия, перекос – это некрасиво, безобразно.

Добро и Насилие

Прочно связана с темой Добра и Зла тема насилия.  Каждый интеллектуально стерилизованный современный обыватель по умолчанию «знает», что Насилие – это Зло, а терпимость, толерантность (а особенно терпимость в отношении данного общественного порядка) – Добро. Очевидно, что тема насилия превращается сегодня в один из самых эффективных рычагов манипуляции сознанием, ибо уровень ее обсуждения тем ниже, чем чаще бомбардируется обыватель образами насилия и негативно заряженной «силовой» лексикой. Характерно, что «домашнее насилие», как явствует из различных социологических псевдоисследований, целиком мыслится как однонаправленное действие мужской жестокости (стратифицируемой как «экономическое», «психологическое», «физическое» и т.п. насилие над женщиной). Хотя на практике всем известен не только распространенный тип мужа-самодура, но и столь же популярный вид тиранической жены вместе с затюканным мужем-подкаблучником. Спекуляции и подтасовки на тему насилия по отношению к детям широко используются в практике ювенальной юстиции.

Таким образом, в повседневном дискурсе со словом «насилие» связываются исключительно негативные коннотации. На самом деле Насилие – это не искажение некоего изначально «правильного» поведения, но его составная часть, проявляемая в разной степени, в определённых ситуациях. Так, один из пионеров исследования проблемы насилия Конрад Лоренц начинает свою знаменитую книгу «Агрессия» с заявления о генетической предрасположенности человека к насилию. По-Лоренцу, Агрессия – это такой же инстинкт, как и все остальные, и в естественных условиях так же, как и они, служит сохранению жизни и вида. Однако чувство безопасности приводит к необходимости локализовать или «заморозить» этот фундаментальный инстинкт. Как только безопасность индивида ставится под угрозу, инстинкт насилия просыпается.

Философ В. Корнев отмечает: «В ряду удобных для разнообразных спекуляций категорий понятие «насилие» точно не затеряется. Употребление слова «насилие» в политическом лексиконе связано с целым набором идеологических стереотипов и ярлыков, таких как «тоталитаризм», «фашизм», «коммунизм», «терроризм», «фундаментализм» и т.п. Принятыми антонимами этого слова и, стало быть, маркерами «правильного» решения проблемы насилия являются клише «толерантность», «демократия», «цивилизованность», «гуманизм», «либерализм», «права человека» и т.п. Правда, в логике обычного политического трансвестизма эти клише имеют тенденцию легко менять свою ориентацию, и, когда политик с пеной на устах и нескрываемым нажимом говорит о демократии и гуманизме [подкрепляя слова бомбардировками – прим. автора], ясно, что именно он насилует свою публику. В результате такой перверсии возникают саморазоблачительные идеологические оксюмороны, вроде «гуманитарной интервенции», «насильственной демократизации», «умного оружия» и т.п. Почвой для серьезного обсуждения насилия должно стать очищение этого понятия от банальных и конъюнктурных смыслов. В результате освобождения этой категории от шлейфа политической схоластики насилие предстанет базисным человеческим переживанием, реализуемым в речи, культуре, коммуникации, в желании властвовать или подчиняться, в творчестве, спорте, семье, наконец, в том же русле межполовых отношений, но только уже не напоминающем улицу с односторонним движением».

Опасности постмодернизма: смешение Добра и Зла

Особо стоит отметить разрушительную роль современных постмодернистских практик. Главная черта постмодернизма – всесмешение. В мире, где ещё уцелели нравственные ориентиры, главная задача дьявола — убедить людей, что их нет.  Философ А. Панарин по этому поводу пишет: «… черты реального антихриста оказались вовсе не такими, какими наделяли его в простодушное старое время. Он никакой не революционный демократ, не неистовый материалист и богоборец. Нет, он – либерал, поборник безграничного плюрализма и безграничной терпимости, и весь мир он хотел бы превратить в единый дом безликой и безграничной «терпимости». Наиболее ортодоксальное либеральное поведение демонстрируют те, кто с утра посетил церковь, затем, к обеду – съезд коммунистов, а к вечеру собирается в кругу друзей – «демократов» для того, чтобы сообща посетить презентацию американского фильма «Миротворец».

risunok3

Объяснением может служить гипотеза о провокаторской роли этих людей. Гипотеза в высшей степени правдоподобная, но она объясняет не всё. Ведь провокаторы старого типа были конспираторами и никогда не сводили вместе свои двойные роли: одна была демонстративной, другая  — тайной, тщательно скрываемой. Здесь же мы имеем дело именно с публичным сочетанием и смешиванием взаимоуничтожаемых и несовместимых образов, когда, например, самая нелицеприятная критика и даже брань в адрес президента сочетается с самым старательным и неукоснительным проведением угодных ему решений.

Попробуйте после этого обозначить идентичность данных лидеров и занять по отношению к ним определённую позицию, подпитываемую той или иной ценностной традицией. В этом и состоит великое либеральное искусство современности: быть во всех лагерях – и ни в одном из них, и тема самым избежать риска стать мишенью тех, кто продолжает ориентироваться по старому компасу, давно уже размагниченному. Таким образом, бытовым, эмпирическим воплотителем черт современного антихриста является не злодей классической драмы, а субъект с неуловимой нравственной физиономией, вечно отстраненный пересмешник, одинаково компрометирующий все роли и позиции, оскверняющий все ценности разом. Словом – постмодернист в весьма профессиональном смысле слова».

Смешения понятий Добра и Зла через эстетику безобразного хорошо видно по современным западным мультфильмам для детей. Современные телегерои, вроде Шрэка, человека-паука и ниндзя-черепашек, яркие тому примеры. И в современном кино, главные герои – типичные антигерои. Как правило, внешне приятные и деликатные, любимцы женщин, с изысканными манерами, красотой и обаянием, но внутренне порочные (как герой Марчелло Мастрояни в фильме «Сладкая жизнь», 1959г.), этакие очаровательные мерзавцы — одна из искусственно созданных конструкций. Через антигероев в массовое сознание вбрасывается разрушительные идеи в оболочке прекрасных художественных образов.

Протоиерей Андрей Ткачёв отмечает: «Зло нуждается в Добре для того, чтобы подстроиться  под него и смимикрировать, потому что чистое Зло отвратительно. Если бы дьявол являлся таким, каков он есть, и представал в подлинном, гнусном виде, то, конечно, никто не служил бы ему. Однако почему люди идут на Хэллоуин и одевают на себя маску с рожками? Аду нужно играться в себя и убеждать в своей шуточности, в своей мнимой доброте. Аду нужно Добро для того, чтобы подстраиваться под него или обзывать Добро другими прозвищами: смирение – слабостью, щедрость – глупостью, снисхождение мягкотелостью. Ад меняет понятия. Очень хорошо говорил Конфуций: для того чтобы мир не рухнул, нужно ещё раз переназвать понятия. То есть, нужно назвать храбрость – храбростью, а не наглостью; трусость – трусостью, а не рассудительностью; щедрость – щедростью, а не расточительством; жадность – жадностью, а не бережливостью. Нужно переназвать мир, потому что неправильно названный мир – это мутная вода, в которой лукавый ищет свою рыбу».

Как правило, под «обаяние» Зла попадают люди молодые, у которых не сформировались этические критерии. Кроме того, можно с уверенностью сказать, что дьявол работает под прикрытием юмора. Так легче проникнуть в душу. Юмор усыпляет бдительность. На этом свойстве построены все аморальные телепередачи,  эксплуатирующие юмор с особым цинизмом. Но, как известно, незнание законов не освобождает нас от их воздействия. Философ А.В. Иванов говорит об особых нравственных законах: «… самое же главное, становится все яснее, что добро, духовность, нравственность — не «изобретены» человечеством, а являются отражением в нашем сознании неких фундаментальных законов, которым подчиняется бытие всего мира, а, значит, и человека. Мы можем делать что хотим, но неотвратимо пожинаем плоды нашего выбора. Если он верен — мы развиваемся дальше, если нет — погибаем, как и всякая система (быстро — в результате глобальных катастроф или эпидемий, или, что, может быть, еще хуже, медленно деградируя духовно и физически)».

Андрей Соболев, член Алтайского отделения ПВО

Добавить комментарий